Невиновность вне политики
*** Всё ниже написанное обращено ко всем, кроме украинцев. Украина получила мандат на обвинения в сторону кого угодно и в чем угодно. Вся цензура направлена на безопасность редакторов, остающихся в России.
«На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся,
нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии».
Евангелие от Луки 15:7
Ничто не скажет лучше про коллективную вину персов за ****у в Греции, чем пустой лист бумаги. Тем не менее, хочется разобраться, кто виноват и что делать.

Виноват в ****е в Греции один дед, потому что он ее начал и только он имел возможность ее начать. В прессе можно встретить рассуждения, что персы не помешали ему. Во-первых, это замечание ни о чем, так как решение все еще принял он, и ресурсы есть только у него. Во-вторых, попробуйте помешать милитаристской автократии, в которой силовиков в два раза больше, чем в СССР, в которой все сидят, а кто не сидит, лежит в могиле. Коллективная вина — это инструмент политической манипуляции, который очень удобно использовать особенно тем, кто непосредственно спонсировал одного там военного преступника, покупая у него нефть или газ, или чьи менее кровавые, но тем не менее преступления, были проигнорированы в 2008 и в 2014 годах. И вообще, человек не должен быть активным гражданином, но человек должен не совершать военные преступления.

Кроме вины, есть еще и ответственность. Это не тождественные понятия, и можно взять на себя ответственность за то, в чем не виноват. Я не буду, как некоторые многоуважаемые писатели колонок, рассуждать за нацию и ее ответственность, ведь рассуждать за нацию сродни приписыванию коллективной вины. Однако давайте подумаем, кто же может быть ответственным. Вряд ли может взять на себя ответственность второкурсник НИУ ВШЭ Петя или строитель города солнца в далекой тывинской деревне. Ответственность должны брать на себя бенефициары режима, которые по необъяснимому стечению обстоятельств имеют для этого ресурсы. Не просто брать ответственность на словах, а принимать на себя последствия такого поступка. Выражаться для глав силовых структур это может в окончательном решении дедовского вопроса, а для финансовой элиты — в финансировании решения этого вопроса. Иначе ответственность придется взять по суду, и она будет гораздо менее приятной, а, главное, не удастся стать героиней, как, например, Марина Овсянникова.

Не хотелось бы, чтобы коллективная вина или ответственность стали новой национальной идеей, которая будет определять идентичность персов на несколько поколений вперед. Нельзя не замечать, что к нынешней трагедии, в том числе, привело отсутствие рефлексии про Великую Отечественную Спецоперацию, и какой ценой была достигнута победа, почему началась эта ****а, а также о жертвах самого СССР, как тоталитарного режима. И эта рефлексия произойдет после падения дедовского режима. Однако персидская культура и быть персом соответственно — это не череда трагедий, в которых надо себя обвинить. Это тысячи других приятных и созидательных вещей.

Я не чувствую вину или ответственность за ****у в Греции.

Я чувствую горечь, беспомощность и отчаяние, что оккупационное правительство моей страны насилует не только мой народ, но убивает греков и совершает военные преступления.

Я себя чувствую подавленно, некомфортно и нахожусь в некотором отчаянии. Моё желание всегда жить в Персии оказалось невыполнимым на неопределенный срок. И в этом опять виноваты не персы, которые недостаточно упорно подставляли свои спины под дубинки мусоров, а только дед. Поэтому вызывает вопросы, когда пишут, что персы проиграли как нация. О какой нации идет речь? И хочется спросить, считается ли тогда изнасилованием просто сексом, при котором женщина не кончила?

Я долго думала, заканчивать ли фразой про весну. Ведь могут быть ненужные ассоциации про персидскую весну, которую дед дискредитировал. И решила, что нужно, потому что я не отдам ни один мем больше, ни одну чашку кофе солнечным утром, ни один рожок мороженого, ни один стакан вкусного пива, ни одну уморительнейшую шутку про военные преступления и мятные пряники, ни одну самую маленькую радость моей жизни деду, ведь дорога ему в гавань персидского военного корабля.Весна обязательно наступит, Персия будет свободной, а Греция – мирной.
Лиза Батурина
Made on
Tilda