ДОНДА ГДЕ-ТО РЯДОМ
фотография с июльской презентации Donda
6 августа 2021 года на Mercedes-Benz Stadium в Атланте состоялась вторая презентация десятого альбома Канье Уэста «‎Donda»‎. Как и после аналогичного мероприятия двумя неделями ранее, лонгплей так и не вышел. Слухи о релизе не оправдались, и фанаты репера снова разочаровываются, они злятся, и ехидно шутят над ним. Суперзвездный статус обязывает Уэста быть своевременным, предсказуемым и доступным, но, создавая «‎Donda», он последовательно нарушает конвенции мира популярной музыки и дистанцируется от фанатов и индустрии.

Вместо рейтингов Биллборда музыкант давно стучится в другие списки; он равняется на Иисуса, Ганди, Уорхола, Шекспира, Диснея, Теслу — перечислять можно вечно. За каждую новую идею — будь то очередной альбом или увлечение религией, президентская кампания или проект футуристичных эко-поселений — Канье Уэст берется с дикой одержимостью. Начинания музыканта встречают циничными улыбками и непониманием, а каждая его реплика или утопическая мечта воспринимается как часть маркетинга или клинического сумасшествия. Ему будто бы отказано в роли проповедника, художника и визионера, потому что он —невообразимо богатый чернокожий репер без высшего образования, выскочка с биполярным расстройством.

Чтобы сбежать от мирских ярлыков, в которые его заковывает шоу-бизнес, Уэсту приходится нескромно объявлять себя Богом и величайшим художником. Может быть, замахнулся он чересчур высоко, но это отнюдь не голословные заявления, и перфоманс, сопровождающий релиз «‎Donda», в очередной раз подтверждает эту мысль. Донда Уэст — мать Канье — ушла из жизни в 2007 году. С тех пор репер неоднократно делал ей ритуальные посвящения: исполнил свою раннюю песню «Hey Ma!» на Грэмми 2008, сочинил душещипательную автотьюн-балладу от ее лица, запустил креативное агентство с ее именем и готовит видеоигру о ней. Спустя 14 лет со смерти матери Канье Уэст продолжает укреплять спиритическую связь с ней.










Неизвестно, когда Канье выпустит «‎Donda», но уже сейчас этот альбом стал событием. Вокруг новинок принято создавать шумиху: выпускать тизеры, синглы, видеоклипы, одинаковые интервью для модных изданий, ходить на ток-шоу и давать концерты. Канье Уэст известен своими неосторожными декламациями в Твиттере, но на этот раз он будто бы берет обет молчания. Музыкант не делает заявлений, а новости и слухи касательно альбома доносятся от его окружения. 23 июля он проводит первую презентацию, после которой все так же молча селится на стадионе, чтобы завершить альбом.

Анонс второй презентации сперва кажется попыткой исправить несостоявшийся помпезный релиз юбилейной пластинки. За сутки до мероприятия запускается беззвучная трансляция из комнаты Канье, и событие обещает превзойти июльское выступление. В преддверии новой презентации зрители наблюдают аскетичные условия, в которых обитает миллиардер на стадионе в родной Атланте: небольшое помещение, матрас, свеча, бутылка, часы, звукозаписывающее оборудование и роскошная дизайнерская одежда. Интимное пространство спальни, где артист ночует и работает над памятником своей матери, беспрерывно посещают посторонние: реперы, продюсеры, модели. Люди суетливо заполняют тесную комнату, записывают новые куплеты, слушают сырой материал и просто составляют артисту компанию. Только на пару часов в комнате потухает свет, чтобы Уэст мог вздремнуть наедине. Но даже тогда миллионы следят за тем, как он ворочается на матрасе.

Kanye West - Only One ft. Paul McCartney

В песне Only One, записанной с Полом МакКартни, репер обращается к самому себе и к своей дочери от лица Донды Уэст. Небрежный клип снят режиссером Спайком Джонзом.

Столкновение приватного и публичного получает развитие на выступлении, срежиссированном вместе с дизайнером Демной Гвасалией. Посреди стадиона на 70 тысяч зрителей воссоздается интимная обстановка скромной спальни. Канье снова один: разведенному реперу больше не с кем делить постель. Его окружают два кольца массовки, одетой, как и он сам, во все черное. Первый ряд смотрит на него, а второй водит исступленный хоровод, будто бы совершая ритуальный обход святыни. На протяжении полуторачасовой презентации Уэст не выходит за пределы небольшой освещенной зоны. Там он лежит, танцует, переодевается и говорит по телефону.

Странное выступление на Mercedes-Benz Stadium всеми способами заявляет о себе как о немузыкальном событии. Вместо главного инструмента поп-музыки — голоса — Уэст фокусирует внимание зрителей на собственном теле — медиуме из мира перфомансов. Он выбирает странный формат listening party: репер снова безмолвен, у него нет микрофона, а треки раздаются из колонок. Канье слушает песни с тысячами на стадионе и миллионами в онлайне. Последние штрихи для альбома, как водится, он произвел за считанные часы до презентации, поэтому для него событие не менее уникально, чем для зрителей. Как только презентация подойдет к концу, он вернется в студию доделывать «‎Donda».

Кажется, что Канье Уэст заинтересован в процессе больше, чем в результате. Работая над десятым альбомом‎, репер обращается не столько к аудитории, сколько вовнутрь — к памяти о матери. Чтобы сохранить для себя интимность процесса, внешнюю коммуникацию касательно альбома за него осуществляют окружающие его люди. Возможно, поэтому 6 августа чужих голосов прозвучало не меньше, чем куплетов самого Уэста. Репер защищается пуленепробиваемым жилетом с именем матери на спине, а также двумя куртками: сначала жуткой и шипованной, а затем большой и уютной как одеяло. Его голова полностью спрятана за непроницаемой маской от Мартина Маржела. Бельгийский модельер создавал их, чтобы анонимизировать моделей на модных показах, однако Канье негде прятаться. Для репера эта маска — последний рубеж приватности, где он может исповедоваться и плакать, и никто не украдет его эмоции.

В середине презентации музыка прерывается. Канье сидит на матрасе, целиком укутанный в невероятно большую куртку Balenciaga. Женский голос несколько минут повторяет имя Донды, пока слово не превращается в пустой набор звуков. Будто бы нетерпеливые фанаты бессмысленно возмущаются: «где «Donda»?». Слушателям остается только дожидаться альбома. Канье Уэст слышит это имя, но для него оно не теряет значения. Он тоже чувствует, что Донда где-то рядом, и приближается к ней, возносясь звездой к небу.

Александр Утту
Канье работает вместе с именитыми архитекторами, художниками и дизайнерами над созданием Yeezy Campus —малопонятного проекта застройки территории его ранчо в Вайоминге архитектурными формами без углов и ступенек. Как и остальные идеи Уэста, Yeezy Campus выглядит чересчур масштабным. Тем и восхищает!

Подробнее
Made on
Tilda