КОМЕДИЯ
ШУТКИ ПРО ПОЛИТИКУ
Многие комики, впрочем, как и артисты вообще, в какой-то момент своего творческого пути начинают активно высказываться на политические темы. И это нормально: ведь искусство не может существовать отдельно от жизни и реалий общества.

Для стендап комика политическое высказывание часто не столько позиция, сколько творческий вызов. Сама сложность создания персонажа, который способен шутить, касаясь сложных и актуальных для общества тем, уже достаточный довод в пользу создания такого персонажа.

Запрос на актуальную комедию сейчас настолько велик, что важнее делать актуально, чем делать смешно. В этом случае личные убеждения артиста быстро перестают играть значение, поскольку его персонаж оказывается полностью подконтролен публике. На вопрос«Чем плох стендап Поперечного?» можно ответить очень по-разному; но суть сводится к тому, что в нем просто нет ничего смешного, и все, включая его, это знают.

Если несколько лет назад шутки про политику были далеко не у каждого комика, то теперь они есть почти у всех. Это могло случиться из-за роста политической сознательности в комедийном сообществе или, что более вероятно, потому что шутки про политику и социальные проблемы стали чем-то вроде подводки к общему опыту зрителей. В большинстве случаев они ничем не отличаются от монологов, в которых комик «недавно был в магазине/аэропорту/ресторане».

Дело не в том, что социальные проблемы и политика неуместны в комедии. Просто те немногие комики, которым удалось органично переработать эти темы в своих выступлениях, позволяли взглянуть на них под другим углом за счет отточенного годами и свойственного только им стиля (Bill Hicks. Doug Stanhope). Если какие-то явления казались им важными (наркополитика, выборы, протесты, перенаселение), то из непонятного они старались сделать понятное, из пугающего — смешное.

Из сложнейших проблем общества им удавалось сделать комедию, в которой не было какой-то лозунговости, поскольку индивидуальность артиста позволяла создать дистанцию между артистом и предметом шутки, вместе с этим делая высказывание больше личным, нежели политическим. Но чаще политическая сатира, шутки про проблемы в обществе как-будто самодостаточны и самоценны в виду их запрещенности и потому оторваны от реальности. Люди говорят «это смело» вместо того, чтобы просто сказать «это не смешно».

Так, сатира проникает в суть явления, которого люди должны бояться, с тем, чтобы поместить его вне привычного контекста, сделать смешным. И когда стендап комик в своих выступлениях касается каких-то проблем в обществе, то он либо органично встраивает эти темы в речь своего персонажа, либо занимается «актуализацией», поверхностным проговариванием уже известных всем вещей. В первом случае получается смешно, во втором — нет. Вот и вся разница между хорошо и плохо сделанным политическим юмором.
ГОДНАЯ КОМЕДИЯ
О ПОЛИТИКЕ — ОЧЕНЬ РЕДКИЙ ПОКЕМОН
Несомненно, искусство — точнее, эстетика — играет ключевую роль во многих философских теориях. Эстетика — это философский подход к понятию красоты. Однако какова связь между жизнью и искусством? Искусство неразрывно связано с историей человечества как вида, оно может вызывать эмоциональный отклик и менять социальные устои; при этом искусство отражает существующие и существовавшие в прошлом социальные ценности. Искусство — своего рода следы, оставленные нами в прошлом, которые мы продолжим оставлять и в будущем. Может ли жизнь быть, в свою очередь, отражением произведений искусства — произведений, созданных для того, чтобы увековечить в них эту жизнь?

Поэты и писатели XIX века считали, что искусство в чистейшем виде должно быть оторвано от дидактических и утилитарных функций и должно существовать независимо от них. Такой точки зрения придерживался Эдгар Аллан По, а в 1835 году приверженец этой концепции Теофиль Готье начинает использовать понятие «l'art pour l'art», что можно перевести как «искусство ради искусства». С их точки зрения, искусство не должно иметь моральной подоплеки: оно на самом деле чище, если единственная причина его существования — созидание. Это не значит, что такое искусство существует в отрыве от исторического и социального контекста — скорее, речь идет о целях создания произведения, которые в данном случае чисто эстетические.

Философ Вальтер Беньямин считает, что в наше время невозможно отделить искусство от политики. Использование искусства и эстетики в политике — демагогический ход, идеологическим противовесом которого является обратное — использование политики в искусстве. Согласно философу, «фашизм производит эстетизацию политики. Коммунизм отвечает на это политизацией искусства». Он имеет в виду военные и общественные парады, связанные с абсолютистскими режимами, а также революционный потенциал искусства, которое может создать оппозицию такому режиму. Желание По и Готье обособить чистое искусство от политических и этических ценностей можно, в свою очередь, рассматривать как реакцию на политизирование эстетики.

Искусство и эстетика также рассматриваются как формы самовыражения, окно, позволяющее заглянуть в душу создателя произведения. Ницше утверждал, что нельзя понять искусство в отрыве от цели, с которой оно было создано; следовательно, не существует произведения искусства, которое не отображало бы сущности его создателя, а значит, идея «искусства ради искусства» не имеет смысла. Слова писателя могут также предсказывать изменения в обществе — антиутопии являются хорошей тому иллюстрацией; при этом среда сильно влияет на писателя и, как следствие, на его произведения. Жизнь здесь повлияла не только на форму, но и на предназначение того или иного произведения. Теперь, перейдя границы простой игры воображения, текст предвосхищает некоторые изменения в обществе.

Нельзя прийти к единому мнению о том, как жизнь влияет на то, что мы создаем в сфере искусства; но также невозможно отрицать, что эта сфера определяет изменения в нашей картине мира. Развитие искусства и общества, пусть и не напрямую, но все же неразрывно связаны друг с другом.
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЮМОР: ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ
Made on
Tilda