ПАЛЕОНТОЛОГ
Дмитрий Витенко – студент магистратуры СПБГУ, главная страсть которого поиск и изучение окаменелостей, ведет с коллегами проект.

Поговорили с Дмитрием о том, как исполнить детскую мечту и начать заниматься «динозаврами», о трудностях профессии и будущем современной палеонтологии.
Фото: Роман Бапинаев
Как сформировался твой интерес к палеонтологии? (Почему именно палеонтология?)

В детстве мои интересы были гораздо шире области палеонтологии. Мне нравились и биология, и история, всегда было интересно читать о далеком прошлом, чем дальше во времени – тем лучше. Наибольший интерес у меня вызывали крестовые походы, расцвет и упадок Византийской и Римской империй, цивилизации бронзового века, а там, совсем рядом, и последние мамонты. Ничуть не менее захватывающим было для меня наблюдать за каплей воды под микроскопом. Я мог часами смотреть, как в ней копошатся странные организмы.

В 6 классе началась моя карьера палеонтолога. Тогда меня буквально «заманили» в кружок палеонтологии. Да-да, буквально заманили! Сосед по двору разрекламировал своих крутых трилобитов. Поскольку я с детства был страстным коллекционером, мне, конечно же, захотелось получить целого трилобита. Сосед пообещал мне дать заветную окаменелость при условии, что я пойду в кружок. Я и пошел. А дальше завертелось: исследовательские работы, бакалавриат, экспедиции, статьи, магистратура…


В какой момент ты понял, что хочешь, чтобы изучение палеонтологии стало твоей профессией?

Я с детства хотел быть ученым, потому что мой дед был ученым-физиком. При чем я не понимал, каким именно я хочу быть ученым: физиком, химиком, биологом… главное – я хотел быть ученым выдающимся. Меня, правда, убеждали, что это далеко не самый практичный выбор для жизни. Ненадолго я даже отложил эту идею. Но все изменилось, когда я попал в кружок палеонтологии. Я познакомился там со своим будущим научным руководителем. Он не только дал мне базовые знания палеонтологии и рассказал о том, что после школы можно продолжить заниматься этой наукой уже будучи его студентом в СПбГУ, но и полностью «заразил» меня палеонтологией. Так, к 9 классу я окончательно решил, что буду заниматься палеонтологией и после окончания школы.


Что тебя увлекает в палеонтологии больше всего?

Деятельность в палеонтологии направлена на получение новых знаний, и уже сама возможность расширить горизонт познания меня захватывает. Но в этом процессе получения знания есть этапы. Сначала нам необходимо понять, что мы будем изучать. В этом есть элемент удачи и даже охоты! Для этого мы ездим в экспедиции, чтобы найти и откопать своего динозавра или кого-то другого. Палеонтологи работают чаще всего с костными остатками древних животных. Находку мы привозим в лабораторию, и тогда начинается кропотливый процесс ее изучения. Что значит изучить находку? В первую очередь нам необходимо выяснить, кому принадлежала найденная кость. Для этого мы описываем ее внешний вид: размер, форму, степень ее сохранности (цела ли кость или это только ее часть). После описания мы сравниваем ее с уже известными и ранее описанными находками и можем уже с той или иной степенью уверенности определить ее принадлежность к конкретному древнему животному. Так, постепенно изучая кость за костью, мы можем понять, например, сколько у найденного животного было рогов, насколько у него был длинный хвост и был ли он вообще, какой формы были его зубы и т. д. Этот этап можно назвать научным анализом. На втором этапе мы делаем выводы, стараясь встроить свои результаты в уже имеющиеся представления для выявления общебиологических закономерностей. Этот этап называют научным синтезом. Полученные открытия нам нужно изложить на бумаге – написать статью.

Поиск костей и научный синтез – это самое приятное. Ты часами лежишь и копаешься в песке, и вдруг видишь, что нечто выглядывает. Начинаешь чистить кусочек камня совсем другого цвета, и становится понятно, что это не просто камень – это кость. Ты чувствуешь, что тебе несказанно повезло: ты расчищаешь целый череп давно исчезнувшего животного. Чувства невероятные – будто нашел самый настоящий клад.

Научный синтез – разгадка задачи, которую поставила перед нами природа. С решением этой загадки приходит восторг и понимание уникальности сделанного открытия. В такой момент каждый палеонтолог является единственным обладателем уникального знания или же автором абсолютно новой идеи.

Есть, конечно, еще один очень приятный момент в научной деятельности – это выход твоей статьи!


Что будет с палеонтологией в будущем?

Палеонтология, хоть и одна из самых фундаментальных наук, до сих пор активно развивается. Сейчас в ней широко применяются современные методы исследований, появившиеся благодаря развитию других естественных наук. Среди них, например, методы изотопного анализа, компьютерной томографии, трехмерного моделирования и другие. Благодаря изотопам мы можем узнать не только как давно животное жило, но и чем оно питалось, была ли у него жировая ткань, водное оно или сухопутное и многое другое. Компьютерная томография позволяет, например, делать реконструкции головного мозга и прилегающих органов чувств и сосудов. Форма головного мозга отпечатывается на внутренней части черепно-мозговой коробки, что позволяет нам сделать 3D визуализацию его поверхности. Изучая строение мозга динозавров, палеонтологи могут узнать, как хорошо животные слышали, распознавали запахи, ориентировались в пространстве. За последние 20 лет описано динозавров (и не только их) больше, чем за всю предыдущую историю их изучения. Связано это не только с прогрессом, но и с большим притоком «свежей крови», за что можно благодарить Стивена Спилберга. В России количество заинтересованных тоже все время растет. Правда, есть проблема с дальнейшим трудоустройством. В Германии, например, при каждом крупном местонахождении ископаемых есть свой музей, и при нем есть свой палеонтолог, как минимум один. У нас такой роскоши, увы, нет, и вряд ли она появится в ближайшее время.

Активно открываются новые местонахождения ископаемых организмов. В России за последние 20 лет открыто более 20 новых местонахождений только мезозойского возраста! Причем разработка многих этих местонахождений осуществлялась с участием иностранных коллег из Германии, Канады, Бельгии. Мы также активно сотрудничаем с коллегами из США, Англии и Китая. Крупные международные проекты невероятно способствуют развитию палеонтологии не только в России, но и во всем мире.

Так что смело могу сказать, что у палеонтологии в мировом масштабе будущее очень неплохое. Она будет развиваться и, вероятно, становиться только популярнее.


Что самое сложное для тебя в этой профессии?

Нужно понимать, что научная деятельность подходит не всем, и это нормально. Как говорил один наш профессор: «Занимайтесь наукой, только если вы не можете ей не заниматься». Наверное, это первая и самая главная сложность – понять, действительно ли это твое. Однако для меня главной сложностью стала оплата моего труда. В исследовательской деятельности почти всегда главное – найти финансирование. Это в 19 веке наукой часто занимались обеспеченные люди, и все свои исследования и экспедиции они проводили за свой счет. Сейчас же ученые пользуются в основном государственными фондами. Тут как раз и могут возникать трудности: например, сейчас два основных фонда (РФФИ и РНФ) объединили в один, а потому количество проектов, которые могут финансироваться, сократилось. Сложности могут быть и с поиском ставок для дальнейшей работы после окончания обучения.

Подготовка публикации, организация экспедиции, поиск финансирования – для меня это все еще непросто, но все придет с опытом. Однако больше всего меня беспокоит отсутствие четкого понимания перспектив, но, думаю, это касается не только молодых палеонтологов.


Как стать палеонтологом?

Для начала я бы порекомендовал спросить себя: точно ли мне это надо? Не лишним будет до поступления пообщаться с учеными палеонтологами, их не так уж и много. Активных палеонтологов в Санкт-Петербурге вы можете найти в СПбГУ на кафедре зоологии позвоночных или в Институте наук о земле на кафедре осадочной геологии. Вы можете прийти и поспрашивать палеонтологов об их работе и о том, как бы вы могли включиться в эту область, если захотели бы поступить в этот ВУЗ.

Если же вам еще далеко до сдачи ЕГЭ и поступления, то всегда можно походить в палеонтологические кружки, где также можно пообщаться с палеонтологами и понять, насколько вам интересна эта наука. В Санкт-Петербурге такой кружок есть. В эколого-биологическом центре «Крестовский остров» при ДТЮ.

Если вам после этого все еще будет интересно – поступайте в один из этих ВУЗов и дерзайте!



Как пришла мысль создать с коллегами блог о палеонтологии?

Это проект моих коллег из коллектива. Я его всячески поддерживаю, но участвую в нем пока не очень много. Мысль создать такой блог зародилась довольно давно, но только сейчас мы стали активно реализовывать наши идеи. А год назад, во время карантина, зародился наш ютуб-канал, где сейчас уже больше 3 тысяч подписчиков.


На какой вопрос вы всегда хотели ответить, но вам его не задавали?

Наверное, такого вопроса у меня нет. Скорее есть вопросы, которые я боялся, что мне могут задать.


Катя Карасева
Стивен Спилберг снял фильм про палеонтологов, которые приехали погулять по парку с давно вымершими динозаврами.
Made on
Tilda