УЧИТЕЛЬНИЦА
Анастасия Бугрова – выпускница ФТШ, ИТМО и СПБГУ, участница программы «Учитель для России». В настоящий момент работает учительницей математики в частной Московской школе. Поговорили с Анастасией о ее пути в преподавании и о том, чего не хватает современному школьному образованию.
Фото: Instagram @uninex
Когда ты поняла, что хочешь стать преподавательницей?

Есть ощущение, что у меня вообще не было такого осознанного момента, когда я поняла, что хочу преподавать. Как только я поступила в универ, то стала репетитором, просто потому, что это были понятные деньги для студента: ты сам контролируешь график, сам назначаешь цену, не очень много занят, но вроде как у тебя есть какие-то свободные деньги. На этом репетиторстве я жила, жила, жила, и как-то оно из моей жизни не уходило. А вот момент, когда я поняла, что хочу стать преподавательницей именно в школе, я помню очень хорошо. Так получилось, что в последний мой год такого массового репетиторства я преподавала ребятам из одной и той же школы. Сначала я занималась с одной девочкой, она посоветовала меня однокласснику, он – однокласснице… В общем, ко мне ходило человек пять, если не шесть, из одного класса. Школа располагалась недалеко, и им было просто до меня ездить. Однажды у них была то ли экскурсия, то ли олимпиада, то ли пробник, и они все вместе ко мне не пришли, заранее предупредив. Тогда я поняла, что у меня пропали 40% процентов недельного дохода и что меня ничего от этого не защищает. Я стала крутить эти мысли в голове и понимать, что мне нужна соцзащита, мне нужны какие-то гарантии, что мне хочется иметь возможность заболеть и не остаться без дохода, иметь возможность уйти летом в отпуск и не остаться без дохода и так далее. Это было в 2018 году (я на тот момент четыре года, как закончила ИТМО и год, как отучилась в магистратуре СПбГУ), то есть спустя 8 лет после выпуска из школы.


Кем ты хотела стать, когда вырастешь?

Ответ однозначный и очень быстрый – я хотела стать космонавтом.


Работала ли ты с детьми до того, как стала преподавать?

Да, я репетиторствовала и помимо этого много работала в детском лагере, который называется «In Orange». Там я суммарно провела больше года, если все-все смены сложить. Я там работала и летом, и весной, и осенью, и зимой на каникулах, почти на каждой смене, так что я очень много времени потратила на работу с детьми. Это то, что мне действительно нравится.


Почему именно математика?

Вопрос хороший. Ответ будет двухэтапный. Наверное, первый ответ лежит на поверхности: я училась в физико-технической школе (Лицей ФТШ РАН – прим ред.) и закончила ее. Математика там преподавалась на очень хорошем уровне, и как будто бы объяснять на уровне 6-7 класса очень просто. Плюс я потом пошла в технический вуз. Я очень тревожный человек и для меня математика очень успокаивающая. Она всегда понятна и предсказуема, счет успокаивает. Более того, есть психотерапевтические исследования, которые советуют людям с тревожными расстройствами считать вещи, которые ты можешь увидеть, послушать, потрогать, понюхать и так далее. В математике всегда действуют одни и те же правила, во всех случаях, не бывает исключений. Есть правило – ты его применяешь. Нет правила – ты его не применяешь. Все очень просто и очень понятно.

Можно привести в пример недавний сериал, «Ход королевы», где главная героиня говорит, что ей нравятся шахматы, потому что она контролирует доску, контролирует все, что там происходит. Вот как будто бы для меня математика это тоже про контроль и про предсказуемость.


Как ты попала в программу «Учитель для России»?

Из-за того, что мне хотелось быть в коллективе, так как когда была репетитором, я сидела дома неотрывно целыми сутками и выходила разве что утром когда-то погулять. В общем, мне как-то очень хотелось находиться в сообществе. Когда я думала о том, что хочу работать в школе, подумала: «Напишу в самую крутую школу, в которую только возможно». Я написала в одну из больших известных частных школ в Москве и спросила: «А как к вам попадают? Что нужно, какой-то диплом, какие-то регалии, какие-то категории?». Молодой человек, к которому я обратилась, сказал, что они с радостью берут на работу выпускников программы «Учитель для России». Про программу я на тот момент знала, и у меня как будто бы сошелся пазл. Программа длилась два года. В Петербурге есть одно учебное заведение, которое занимается профессиональной переподготовкой на учителей, и там тоже предлагалось учиться два года, но при этом, если в программе «Учитель для России» я бы уже получала непосредственно опыт работы в школе, то там спустя два года я бы выпустилась с корочкой и непонятно, как бы я двигалась дальше, что бы я делала. Кроме того, там предполагалась учеба по вечерам будних дней, что, естественно, для репетитора по-любому предмету – самое прибыльное время. Было бы очень сложно совмещать.

Я заполнила заявку на программу «Учитель для России», набор у них идет до начала июня, прошла первый этап, затем второй, третий, четвертый и так мало-помалу я стала участницей этой замечательной программы.


Что тебе больше всего нравится в преподавании?

Больше всего в преподавании мне нравится быстрота результата. Есть люди, которым нравится мелкая кропотливая работа. Когда ты долго, долго, долго сидишь и через месяц нарисовал прекрасную картину. А я люблю, когда сделал и видно: была у тебя раковина грязной посуды, и вот у тебя раковина чистая. Так вот в преподавании также. Ты рассказал какую-то тему, вы ее обсудили, вы с ней поработали, и вот они сегодня в начале дня не знали, что такое процент, а теперь знают, и это великолепно. Мне это очень нравится.


Расскажи про школу, в которой сейчас работаешь.

Это частная школа с гуманистическим подходом к образованию, который ставит своей целью помочь каждому ребенку стать лучшей версией себя. Мне это очень близко, потому что у каждого из нас разные возможности, разные стремления, разные интересы, и, на мой взгляд, не стоит равнять всех под одну гребенку, а нужно помогать раскрыться каждому конкретному потенциалу.


Чего, на твой взгляд, не хватает современному процессу обучения?

Мне кажется, что действительно не хватает субъектности в современном образовании. Хочется, чтобы больше работали с личными потребностями каждого конкретного ученика. Я как-то пытаюсь это у себя внедрять и школа моя. Собственно, я хотела оказаться в команде, и я в ней оказалась, это близко нашим педагогам. Конечно, это не означает, что если ребенок говорит: «Я не понимаю математику», то мы говорим: «А, ну ладно, тогда одиннадцать лет ее не изучаешь». Конечно, это работает не так, но кажется, что в такой системе мы раскрываем действительно больше потенциала, чем если бы мы требовали от каждого ребенка выдать ровно столько знаний, ровно столько формул, ровно столько символов, сочинений и так далее.


На какой вопрос ты всегда хотела ответить, но тебе его не задавали?

Я, наверное, хотела бы, чтобы меня спросили, трудно ли быть учителем. Иногда невероятно трудно, но это всегда того стоит.


Катя Карасева
Made on
Tilda