ВЛАДЕЛИЦЫ МАЛОГО БИЗНЕСА
nalitzenapisano — это площадка, которая собрала под одной крышей множество брендов, чьи продукты не тестируются на животных. Ее основательницы — три девочки-подружки, Айсылу, Яна и Тася, учатся в бакалавриате на факультете свободных искусств и наук и стараются с помощью своего дела сделать мир чуточку лучше. В их магазине вы сможете найти декоративную и уходовую косметику, и даже антисептики. А главное — вы можете быть уверены, что вся продукция не тестируется на животных (cruelty-free), а некоторая не содержит продуктов животного происхождения (vegan). В интервью мы поговорили с девочками про то, как зародилась идея сделать такой проект, его «внутреннюю кухню» и красивый инстаграм.
Как у вас зародилась идея сделать такую площадку для cruelty-free брендов?

Яна: Мы как раз только утром обсуждали, что нужно подумать над мифологией нашего проекта. [смеется]

Тася: Однажды Айсылу пришла к нам с идеей проекта, который бы она хотела реализовать.

Айсылу: Вообще такая идея пришла потому, что в один момент я поняла, насколько сложно покупать какие-либо продукты из-за всяких этических «но». А когда тебе чего-то не хватает на рынке, ты задумываешься о том, что надо это сделать самому. Мне не хватало магазина, в котором все продукты были бы проверены (на отсутствие тестирования на животных — примечание ред.).


Получается, ваш магазин нацелен именно на продажу косметических товаров?

Тася: Я пыталась в первые поставки заказать стиральный порошок [смеется].

Яна: Тася направила всю свою энергию в антисептики, у нас дома стоит двадцать тысяч антисептиков [смеется].

Тася: Девочки отговорили меня от покупки eco-friendly стирального порошка, но в итоге я заказала суммарно 20 антисептиков у двух разных брендов, они все еще у нас стоят [смеется]. Я подумала, ну это же золотая жила, все-таки они должны пользоваться спросом! Но видимо мы упустили тренд [смеется].


А вы не могли бы немного раскрыть вашу позицию, что именно вас волнует и почему вы решили создать такую площадку?

Айсылу: Вообще, есть мясо — окей, покупать косметику, которую тестируют на животных — окей. Никакого шейма. Здесь просто вопрос оперативности и стремления: если, например, не можешь перестать есть молочку, то лучше один раз не купить йогурт, чем один раз его купить. Необязательно отказываться полностью. Здесь то же самое: лучше тогда, когда ты можешь, покупать продукты, которые не тестируются. Это совсем не значит, что это такая какая-то идеология, и если ты не с нами, то ты против нас — нет. Мы понимаем, что все-все проверять — это сложно, и для этого мы и создали нашу площадку, чтобы сделать eco-friendly и cruelty-free потребление доступнее и легче. Даже если ты один раз выбираешь купить продукт, который не тестируется на животных, это уже важно.

Тася: Недавно в инстаграме гулял мультик про кролика, где он рассказывает, как он был «счастлив», что на нем тестируют продукцию. И мне писали многие подружки, что они задумались о том, что действительно та косметика, которую они используют, она вот таким образом тестируется. И писали: «Как круто, что есть ваш магазин» — действительно стоит много времени и сил самостоятельно найти бренды, которые не тестируют косметику на животных и у которых косметика при этом качественная. И наша задача — это создать универмаг такой косметики и уходовых средств, когда человек может зайти на наш сайт и понимать, что здесь он свободен в своем выборе, потому что вся эта продукция не тестируется на животных. Мы также помечаем веганские товары, ведь cruelty-free и веган — это немного разные вещи. Например, некоторые продукты «Самоцвета» используют в своей основе пчелиный воск.

Яна: Или, например, в помадах используется кармин, который делается из насекомых.

Тася: В этом случае мы говорим, что эта продукция действительно не тестируется на животных, однако содержит в себе продукты животного происхождения.


Насколько сложно вам искать бренды и с ними налаживать контакт?

Тася: В начале, наверное, было тяжело, потому что практически никто не хотел работать с ребятами, у которых ничего нет. У нас на рабочей почте висит 100 отправленных сообщений, из которых отвеченных — 30.


Что вы им пишете?

Тася: Мы пишем, что мы начинающий проект, мы хотим много cruelty-free брендов под одной крышей. Но становится все проще и проще, мы начинаем сотрудничать все с большим количеством брендов. У нас появился сайт, нормальный инстаграм. «Голодный леший», например, нам ответил сразу, было очень приятно. Какие-то другие маленькие бренды нам тоже сразу отвечают, и тоже было очень приятно, что многие заграничные бренды переводят на своих поставщиков.


Насколько было трудно вообще воплотить инициативу в жизнь? Вопрос, наверное, касается конкретно сбора аудитории и стартового капитала.

Яна: Сразу же два наших первородных греха [смеется].

Тася: Мы не сразу запустились. С августа по декабрь мы вынашивали идею и подготавливали все для ее реализации. То есть пока ты артикулируешь идеологию... мы же не только про cruelty-free, отдельное направление нашей идеи — это…

Яна: Отдельное направление нашего бизнеса — соцфем повестка [смеется].

Тася: Смех смехом, но я внутренне не артикулирую соцповестку как что-то, что мы несем в массы, потому что это bare minimum (необходимый минимум — примечание ред.). Ну то есть, как мне кажется, люди, которые к нам приходят, априори предполагают, что у нас такая позиция.

Мы красим мальчиков, пишем довольно развернутые посты про нашу позицию, например, на 23 февраля или 8 марта. Уже существуя, мы несем эту повестку.


Яна: Тась, вопрос был про аудиторию и деньги [смеется]. «Наша идеология! Фемповестка, девочки!»

Тася: Короче, суть в том, что пока работаешь над созданием такой площадки, ты попутно успеваешь кому-то что-то рассказать, что-то объяснить...

Яна: И вот уже твоя мама подписалась [смеется]. Моя роль в этом интервью — шут гороховый.

Тася: Моя мама, кстати, одна из постоянных клиенток! Она очень расстраивается, когда узнает, что ее любимые дегтярные шампуни заканчиваются [смеется]. Кстати, это из серии «веселые истории с полей», какие у нас были проколы на начальных этапах — вот про дегтярные шампуни отдельная история.

Айсылу: На самом деле мы довольно долго копили визуальный материал, подготавливали инстаграм к запуску, готовили контент.

Яна: Ну и с поиском производителей мне тоже кажется у нас не было проблем, у нас был долгий период, когда мы спокойно рассматривали варианты. Например, ходили по магазинам. Это же достаточно просто: сначала находишь один магазин или одного производителя, смотришь, какая там целевая аудитория, в этом смысле механизмы инстаграма вполне эффективно работают.

Тася: Мы примерно за месяц, наверное, до открытия сделали смешной инстаграм со смешной разбивкой фотографий, которые складывались в надпись «мы скоро откроемся». На тот момент это собрало, наверное, 100 человек.

Яна: Большая часть из которых — наши друзья [смеется].

Тася: На самом деле моя любимая ситуация была через месяц после открытия. Мне позвонили на телефон (а он был указан на сайте как рабочий) с незнакомого номера, я отвечаю и слышу, как женщина на меня сразу начинает кричать: «Я сделала заказ в 12 часов, а сейчас уже 6!». И я так обрадовалась, потому что это был первый заказ не от друзей. Я поняла, что на нас наконец-то вышли незнакомые люди, которые имеют возможность кричать на нас. Я была в таком восторге. Поэтому нужно понимать, что из 300 человек, которые сейчас есть в инстаграме, половина — это наши друзья и знакомые, половина — люди, пришедшие через рекламные посты, конкурсы, сарафанное радио.

Тася: Про стартовый капитал мы можем рассказать, что все деньги, которые мы вкладывали на начальных этапах, шли из наших карманов. Мы с Айсылу продолжаем работать в книжном магазине, Яна долго работала в НКО на практике. Деньги идут из личных финансов, нет такого, что мы брали кредиты или искали инвесторов. Сколько заработали — столько и потратили.


Вас трое соосновательниц площадки. Как вы распределяете между собой обязанности, что вам нравится и не нравится делать?

Айсылу: Поначалу все распределялось хаотично. Это знаешь, кто последний сказал «чур не я», тот и делает [смеется]. Но сейчас мы пришли к тому, что непринципиально, чтобы трудную работу выполнял один человек — ее могут делать разные люди.

Тася: У нас две такие обязанности: одна — это реклама, другая — палка.

Айсылу: Но с рекламой все решилось, появился человек, который выполняет эту работу.

Тася: Да, а вот палка — это та обязанность, которую выполнять тяжело. У нас подразумевается горизонтальная структура и менеджерские обязанности, то есть человек, который ставит дедлайн и пишет всем.

Яна: Не совсем так, нужно быть аккуратным, говоря о горизонтальной структуре: она же подразумевает, что нет человека с палкой; а мы ее доработали, потому что нам не подходит структура, где у нас нет ответственного, который бы ставил дедлайны, следил бы за их соблюдением, контролировал весь процесс. Горизонтальная структура у нас в том смысле, что мы жребием просто вытягиваем эту обязанность каждый месяц. Нет постоянного человека на этой позиции.

Айсылу: Остальные же обязанности у нас — это реклама (создание креатива, текста, визуала), разные организации мероприятий, разные розыгрыши, спецпредложения и так далее.

Тася: Обязанности разбиваются по основным категориям: есть все, что связано с инстаграмом (этим в основном занимается Яна); есть мероприятия, есть съемки, работа с сайтом (Айсылу), поставки (это я).


Вы много вкладываете сил в инстаграм и в визуализацию вашего проекта. Много ли времени вы тратите на создание фотографий? Считаете ли вы, что подача проекта — это одна из главных составляющих?

Яна: Я думаю, мы тратим достаточно много времени, но не на все фотографии. Есть отдельные, например, там где нас трое, это просто дольше снимать и нужно больше людей задействовать (как минимум, четвертый человек, который нас снимет). Есть фотографии, которые, например, недавно вышли с Айсылу, там где она в листочках, это занимает часа три, тоже много времени.

Тася: Ну тут дело в том, что Айсылу делает себе макияж сама и фотографирует себя сама на камеру. Она это делает, когда есть настроение. Мы также планируем съемки, приглашаем моделей, фотографа, находим место. Часто нам пишут наши друзья, предлагают пофотографироваться для нас. Есть ситуации, когда есть идея съемки, и под эту съемку идеально подойдет конкретный человек, которого кто-то из нас знает. И мы тогда пишем этому человеку, говорим так-то и так-то, все на бесплатной основе, но мы сможем реализовать твою идею, что можно сделать съемку, которая тебе комфортна и интересна. Эти фотографии ты сможешь использовать после того, как мы их выложим, так и мы будем их использовать. То же самое с фотографом — у нас есть «штатный» фотограф Кристина, мы ей пишем, что есть такая-то идея для рекламы таких-то продуктов, и мы обсуждаем ее с ней. В этом плане съемки — это отдельная тема, потому что они занимают очень много времени на подготовку, очень много времени на реализацию и постпродакшн. А еще мы иногда приглашаем визажистов, когда у нас сложная задумка, которую мы не можем сами реализовать.



А где вы проводите съемки?

Тася: Мы снимаем дома, иногда — на улице. Первые съемки были все в нашей квартире. Мы брали гирлянду, натягивали ее через мою комнату, вешали на нее тюль, стелили белую простыню на кровать.


Какая ваша любимая фотосъемка?

Айсылу: Мне нравится съемка с Тасей, новогодняя.

Яна: А мне нравится та, где мы втроем.

Тася: Мне нравится, где ребята зайки, мы там под постом рассказываем про свою позицию относительно cruelty-free. И мне нравится фотосессия, которую мы делали твердыми шампунями в виде пирожных.

Яна: Мне нравится все, что делает Кристина.


Думаете ли над коллаборациями с какими-то большими брендами, блогерами, и в целом какие у вас планы на будущее?

Яна: Мы и сейчас сотрудничаем с брендами, только с маленькими — вот тот же проект с кондитерской. Чтобы работать с большими брендами, нужно учитывать много моментов, и мы над этим сейчас работаем.

Тася: А ну вот у нас есть сотрудничество с кафе на Петроградской, как точка самовывозов для заказов. Мы работаем с ними на взаимовыгодных условиях, например, каждому человеку, который выбирает точку самовывоза, а не доставку, предоставляется скидка в кофейне.

Яна: У них в кофейне потрясающе красиво внутри. И мне очень нравится еда там и кофе. И я настолько в восторге, что такие люди хотят с нами сотрудничать.

Тася: Также, если думать о глобальных планах — хотелось бы когда-нибудь открыть физический магазин. Хотя до этого еще жить и жить.


Хочется еще послушать историю про дегтярные шампуни!

Тася: Как-то раз наша подружка заказала у нас шампунь — не дегтярный — он должен был быть персиковым, и через день после того, как она его забрала, она пишет нам вот такой отзыв....

Яна: Она пишет: «Девочки, все очень понравилось, а это нормально, что шампунь воняет дегтярным мылом?».

Тася: А суть была в том, что мы решили хранить продукцию в тех же коробках, в которых приходит поставка, и там был один дегтярный шампунь, который прополз во все продукты, и у нас вся продукция пахла дегтярным мылом. Теперь этот шампунь хранится в отдельной комнате, в углу стоит. Его никто не хочет купить [смеются].

Яна: Но вообще мы хотели сказать спасибо ей и ее отзыву, потому что если бы не она, мы бы заметили это уже потом.


На какой вопрос вы бы хотели ответить, но вам его никогда не задавали?

Тася: Как твоя система вероисповедания совмещает православие и эзотерику?

Айсылу: Главные вопросы в твои разные возрастные периоды?

Яна: Почему спорт — это противоестественное состояние для человека?

Во-первых, спорт как фитнес — это неприятно. Во-вторых, он подразумевает инструментализацию тела и полагание себя в качестве надстройки: я натренирую, прокачаю мышцы.

Единственный спорт, который не является социально-обусловленной физической пыткой — это игры (в первую очередь с мячом!). Игра в мяч это самое доброе и естественное состояние для человека и животных.


Тая Рехова
Made on
Tilda